Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Что нужно знать о татуировках

11 мая 2016
3 634

Что нужно знать о татуировках

Татуирование (от полинезийского слова tatau, полинезийское слово «ta» означает нанесение удара на что-то и таитское слово «tatau», которое означает нанесение знака, отметки через битие) — универсальный обычай выводить на теле неизгладимые знаки (линии, узоры, изображения деревьев, цветов, животных и вообще всякого рода фигуры) посредством введения в кожу механическим путем (накалыванием, надрезыванием) тех или других красящих веществ. Специфическая особенность татуирования в отличие от окрашивания заключается в том, что краски вводятся под кожу, вследствие чего становятся нестираемыми навсегда. Обычай татуирования восходит до самой глубокой древности. Некоторые инструменты из рога и кости, найденные в Ариньякской пещере, равно как и ланцетики неолитического периода дают полное основание думать, что искусство татуирования было так же знакомо доисторическому человеку, как и окрашивание (раскрашенные черепа в доисторических курганах). В настоящее время мы встречаем татуировки не только у всех первобытных народов на всем земном шаре, начиная с побережья Ледовитого океана (эскимосы, чукчи, гренландцы) и кончая самыми южными широтами, но и у гораздо более цивилизованных народов (японцы, сиамцы, бирманцы, индусы, арабы, тунисцы и др.).

Относительно Китая, Рима, Греции, Иудеи, Ассирии, Фракии, Малой Азии, древней Европы (бритты, скотты) мы имеем несомненные свидетельства историков о существовании этого обычая. На мумиях Египта не найдено следов Т., но некоторые орудия, добытые при раскопках Флетчером, а также существование до настоящего времени татуировки у народов, родственных египтянам (напр. у нубийцев), заставляют думать, что и Египет не был исключением в этом отношении. В первые века христианской эры благочестивые люди выводили на теле посредством татуировок изображения распятия, и хотя вскоре обычай этот был формально запрещен, он до самых последних веков удержался в Палестине. В конце 19-начале 20 века некоторые коронованные особы во время пребывания в Иерусалиме возобновили старый обычай, заставив воспроизвести себе на руке символ христианства.

Перечень наиболее любопытных обозначений татуировки, которые в прошлом применялись на территории Западной Европы: «signum» и «stigma» — эти слова известны из литературы Древнего Рима; слово «stygmat» встречается в Библии, например, в Вульгате или в изданной Лютером в 1534 году и обозначает — язва, то есть рана, «grafism» — у Дж. Казановы. «hieroglif» — так писал в «Свадьба Фигаро» Бомарше. Слова «знак», «отпечаток» встречаются в романе «Отверженные» В. Гюго. Кроме этих терминов вплоть до конца XVIII века на территории Западной Европы достаточно широко употреблялось названия: «вырезанный рисунок» и французский термин «piquage», автором которого был маркиз Л. де Монкальм (1712—1759), лично знакомый с обычаями тогдашних индейцев Канады. Вообще на европейском континенте татуированных чаще всего обозначали словом «раскрашенный» либо «отмеченный пунктиром». Голландцы называли процесс татуирования «prikschildern» или «stechmalen», что в переводе означает «рисование накалыванием». Англичане употребляли слова «punctures» и «punctation», испанцы — «pintados».

После Кука термин «татуировка» был принят не сразу, в качестве главенствующего, по отношению к одному и тому же способу украшения тела, у различных народов земного шара. Поначалу слово «татуировка» связывалось с процедурой, выполняемой на Таити.

Постепенно термин «татуировка» распространялся в большинстве европейских государств, приспосабливаясь к различным языкам и, заполняя нишу в лексике точным обозначением предмета, о котором идёт речь. Само же понятие «татуировка», которое охватывало уже все разновидности данного явления во всем мире, впервые попало в «Словарь медицины», подготовленный бельгийцем Пьером Нистеном в 1856 году. Затем Эмиль Литтре ввёл его в знаменитый «Словарь французского языка».

Оценка татуировки производится не только методом «учета площади» заказанной работы, но и вероятной сложностью исполняемой работы, а также временем, затраченным на изготовление дизайна.

Единственное сообщение о нательных рисунках у русов-язычников встречается у арабского путешественника и писателя Ибн Фадлана в сочинении «Записках о путешествии на Волгу», написанном в 920—921 годах: «Я видел русов, когда они прибыли по своим торговым делам и расположились у реки Атыл. … И от края ногтей кого-либо из них до его шеи — это всё зелёное: деревья, изображения и тому подобное». По мнению А. П. Ковалевского Ибн Фадлан описал татуировки. В дальнейшем сообщений историков о наличии рисунков на теле славян нет. Первые татуировки появляются у отдельных русских матросов лишь в начале XX века, татуировка была ими заимствовано у иностранных матросов, и как массовое явление татуировка не существовала до момента рождения криминальных структур. Именно потому в России и русских стилях тату синонимами татуировки могут служить слова-выходцы из криминального сленга: «портак», «портачка», «масть». Криминальное татуирование в России стало общественно признанным явлением тюремной среды.

Во времена СССР, татуировка имела в основном матросский, арестантский, армейский и политический характер.

Самым первобытным инструментом для татуирования было, вероятно, природное острие колючки. При сложном татуировании, когда выводятся целые рисунки, употребляются и более сложные инструменты, состоящие из соединенных в ряды остроконечников. Сложный пунктир служит для растуширования рисунка и для проведения более грубых линий, для контура же и художественной отделки деталей пускается в ход одиночный или парный пунктир. Красящее вещество вводится в тело различным образом. Самый примитивный способ — втирание краски рукой по свеженаколотому месту, наиболее употребительный — предварительное обмакивание наконечника инструмента в краске; в Сиаме краска помещается в желобке, соединенном с иглой, так что обмакивание является излишним. Материалом для красящего вещества почти везде служит разведенный в воде угольный порошок или сажа, обыкновенная или нагарная от светильных масел; иногда для той же цели употребляют порох; в странах, где узоры татуировок бывают разноцветные, употребляют киноварь для красного цвета и соединение киновари с тушью — для фиолетового (Япония). Татуирование требует большого навыка, вкуса, иногда и художественного таланта, и потому даже у самых первобытных народов всегда исполняется специалистами, часто жрецами. Технические приемы процедуры довольно сходны. Для получения сложного рисунка чаще всего фигура или узор сначала выводится на теле красками с руки, по готовому образцу (Япония, о-ва Pelaw); но иногда — напр. у даяков на Борнео — к телу прикладывается вырезанная из дерева модель, по которой обводятся контуры пунктиром. Когда рисунок набросан, художник, захватив пальцами левой руки кожу, другою работает пунктиром, тихо впуская его в кожу не глубже нескольких миллиметров. От глубины и силы накола зависит глубина и характер ретуша. Работа требует большого навыка, потому что ошибки в ней непоправимы. Небольшая фигура дракона требует 4—6 часов работы (Япония), а растатуирование всего тела в Полинезии — нескольких дней. Операция татуирования бывала очень болезненна и часто причиняла пациенту большие страдания. В Сиаме одурманивали себя опиумом; в других местах прибавляли к краске наркотики, но обыкновенно операция производилась без наркоза. Европейцы, в конце 19 века испытавшие на себе татуирование в Японии, находили операцию малоболезненной, но это исключительное явление: у многих первобытных народов, наоборот, она производилась чуть ли не с намеренной жестокостью.


Что нужно знать о татуировках

Вождь народа маори, 1784 год

Самая мучительная и, вероятно, самая первобытная форма татуирования — шрамование или рубцевание тела (Narbenzeichnung): вместо наколов производят на коже более или менее глубокие надрезы (раковиной, острым камнем, ножом, часто стеклом) и, чтобы не дать ранам зажить без шрама, всячески их растравляют, так что в конце концов получаются рельефные, выдающиеся над кожей шрамы, рубцы, шишки и полосы, иногда примитивные фигуры. В надрезы иногда втирается краска, как и при татуировании, но обыкновенно обходятся без красящего вещества, так как шрамы сами по себе являются неизгладимыми знаками. Если шрамование произведено на темной коже, то знаки, оставленные им, резко выделяются на черном фоне своей более светлой окраской; поэтому у негров и вообще у темнокожих шрамование—самая излюбленная форма татуирования. В Африке трудно встретить чернокожего без искусственного шрама на щеке или на виске; то же наблюдается у тасманийцев, андаманцев, филиппинцев, темнокожих меланезийцев (в противоположность более светлым океанийцам).

У черных рас, преимущественно у африканских негров, практиковался аналогичный шрамованию способ клеймования — выжигания на теле знаков раскаленным железом. Швейнфурт встретил негра, у которого весь живот был покрыть шахматными клетками, выжженными по этому способу. Другой способ татуирования — прошивка кожи. У кафров в Натале прошивали у девушек кожу на животе густыми швами в 4 ряда, причем нитки впоследствии вытягивались. То же делали эскимосы, гренландцы, чукчи, с той только разницей, что нитки предварительно обмакиваются в черной краске: прошивание гарантировало девушке верное замужество. Самый ужасный способ произведения неизгладимых следов на теле — это разные формы калечения: отверстия в щеках, губах, носовой перегородке, ушной раковине, отрезывание суставов на пальцах, выбивание зубов и т. п. Так, у бушменов все, вплоть до грудных младенцев, лишены мизинца на обеих руках (знак племени). В художественном отношении первый вид татуирования — самый высший. Наиболее совершенные образцы представляет Япония, где татуировка носила печать такой же высокой художественности, как и японская живопись; татуировка японского простолюдина по яркости и изяществу рисунка производит иллюзию дорогого гобелена. Но и у менее культурных народов татуирование достигло высокой степени искусства; таковы, напр., орнамент на лице новозеландского вождя, кружевной узор на руке женщины о-вов Pelaw, камчатная сплошная татуировка у жителей Формозы, производящая иллюзию одежды. Размеры и формы татуировок в высшей степени различны не только у разных народов, но часто и внутри каждого отдельного племени в зависимости от самых различных условий. У одних (например, на Маркизских о-вах) татуируют все тело, не оставляя ни одного чистого уголка. Другие, хотя так же лишенные одежды, как и маркизцы, татуируют только некоторые части тела. Даже из племен, употребляющих одежду, одни татуируют только наружные, другие — и скрытые части тела (живот у эскимосов). Одни выводят полоски, другие — зигзаги, третьи — цветы, животных, деревья и т. д. У одних татуируется общий тотемный знак для всего племени, у других, сверх того, и индивидуальные знаки; у одних каждый пол имеет свои знаки татуирования, у других только один пол татуируется (женщины у айнов) и т. д. Наименьшее разнообразие в формах узоров представляет шрамование, но и здесь формы находятся в строгой зависимости от индивидуальных условий (у одних грубые полосы и шрамы, у других шишки, у третьих круги зигзаги и т. д.).

В Японии до 500 года украшение тела татуировкой было привилегией императоров, позднее оно превратилось в декоративное искусство. Однако со временем искусство тату стало символом преступного мира. В Древней Японии человек с татуировкой был персоной нон грата: его изгоняли из семьи и общества, обрекая на полную изоляцию. На теле преступников татуировки делались обычно на видном месте и могли даже рассказать, в какой тюрьме они отбывали наказание. Со временем стала отличительной чертой якудза.

Якудза уже в течение столетий используют обширные татуировки, как знак принадлежности к какой-либо группе, а также чтобы обозначить своё положение в группе. Кроме того, при вступлении в якудза крестьяне и ремесленники получали новые, воинственно звучащие имена, такие как Тигр и журавль, Девять драконов, Ревущая буря и т. д., которые затем наносились в виде картин на спину или грудь. Японская классическая татуировка, унаследованная якудза, отличается красотой, разнообразием сюжетов и цветов и несёт в себе скрытый смысл, непонятный для непосвященных. Как правило, татуировки изображают легендарных героев либо религиозные сюжеты, которые могут перемежаться с цветами, пейзажами, символическими животными, такими как драконы и тигры, на фоне волн, облаков или лучей, и в движении, что делает их восприятие трёхмерным. Тематика японской татуировки изобилует разнообразными мотивами, которые можно разделить на четыре группы: флора, фауна, религиозные и мифологические мотивы, связанные с необыкновенными приключениями героев:

Хризантема, некогда атрибут микадо, позже — символ настойчивости и решительности.

Пион — символ богатства и успеха в жизни.

Цветок сакуры — у которой лепестки опадают даже при легком дуновении точно так же безропотно, как и самурай отдает жизнь за своего господина — это символ времени и непрочности бытия.

Лист клёна — несёт то же значение, что красная роза в Европе.

Дракон — символизирует власть и силу, и одновременно объединяющий огонь и воду.

Карп — символизирует мужество, отвагу, стоицизм.

Тигр — символ бесстрашия.

Особое место занимают разнообразные морские и вообще водные мотивы, что объясняется просто: жизнь многих японцев тесно связана с морем. По этой причине в японской татуировке часто рядом с водными созданиями появляется мотив волны, служащий в качестве фона и выявления фактуры тела. Иногда он диктует стилистическое своеобразие. В японской татуировке нашла себе место также многочисленная группа народных героев, святых, самураев и монахов, куртизанок, гейш, актёров театра кабуки, борцов сумо и т. д.

Однако, несмотря на столь сильное клановое деление, мастера тату Японии продолжают выполнять заказы, передавая мастерство из поколения в поколение, вместе с неповторимым способом татуирования (традиционное искусство татуировки подразумевает канонический способ изготовления с использованием бамбука и семейных рецептов красителя)

Широко известны школы японских мастеров татуировки, студии и семейные кланы (Хоритоси, Хоритама, Ирэдзуми и иные)
Мастера прочих континентов, так же предлагают в услугах «японскую татуировку», однако, несмотря на качественную работу — истинно традиционный способ изготовления японской татуировки остается только в самой Японии в рамках кланов.


Что нужно знать о татуировках

Третий рейх

Основной темой в татуировках солдат Третьего Рейха являлась, естественно, нацистская символика. Практиковалось это в основном в эсэсовских дивизиях. Кроме того, каждый sturmman имел татуировку с указанием группы крови — подмышкой слева. После капитуляции гитлеровской Германии союзники отлавливали эсэсовцев в фильтрационных лагерях при помощи наружного осмотра — символика нанесенных на их тело рисунков выдавала их с головой.

В религии

Ислам, как и иудаизм, как и христианство запрещает делать татуировки (и в христианстве и в иудаизме основанием к этому является Библия - (Лев. 19:28): « Ради умершего не делайте нарезов на теле вашем и не накалывайте на себе письмен. Я Господь (Бог ваш) »).

Нанесение татуировки входит в перечень мусульманских грехов. Обоснованиям для данного запрета служат авторитетные в исламе богословские толкования Корана: Тафсир аль-Куртуби, сделанный Абу Абдуллахом аль-Куртуби, и Рух аль-Баян, сделанный Исмаилом Хакки Бурсеви. В этих двух тафсирах объясняется значение запрета на «ваши» для мусульман; слово «ваши», употребленное в хадисах, подразумевает опускание иглы в краску и нанесение ей различных узоров, рисунков на любой из части тела. Запрет на «ваши» это категорический запрет на любую татуировку, даже религиозного содержания.

«Синяя болезнь», или тату-зависимость, жарг. — термин, употребляемый в среде как мастеров татуировки, так и обычных носителей татуировок, для характеристики формы психологической зависимости от данного типа модификации тела. Обладателем «синей болезни», как правило, является человек, который сделал первую татуировку, подчас небольшую, и через некоторое время начал испытывать непреодолимое желание продолжить работать над украшением своего тела. В особо серьёзном случае такой человек через несколько лет оказывается покрыт разнообразными татуировками на различную тематику, набитых разными мастерами, и не составляющими единый стилистический ансамбль.

Мастера-татуировщики на собственном опыте в интервью формулируют несколько факторов возникновения такой зависимости:

«Почвой для возникновения может послужить человеческая глупость и невежество». Некоторые клиенты делают себе первую татуировку не продумав, и у неграмотных мастеров. Впоследствии происходит переоценка сделанного и, вместо того, чтобы кардинально перебить татуировку на более художественную и на этом закончить, клиент придумывает к ней «продолжение» — т.н. «лепит бутерброды», пытается её модифицировать, что приводит к повторению уже пройденных этапов. Мастера отмечают, что если первая татуировка была высокого качества и тщательно продуманной, желание сделать вторую у клиента возникает реже.


Некоторая форма адреналиновой зависимости: «это сладострастные ощущения, которые испытывают люди в момент нанесения татуировки. Многие татуируемые признаются, что ношение татуировки не приносит такое удовольствие, как ощущения при её нанесении. Чувствуется ощутимый эмоциональный подъем, невзгоды кажутся ничтожными по сравнению с испытанными чувствами». Если клиенту понравилась татуировка, то в какой-то период после её появления он ощущает себя «новым человеком» (женщины с такой же целью иногда перекрашивают волосы) и способен свернуть горы. Постепенно к тату привыкают, эмоции притупляются и тогда возникает желание вновь испытать такой подъем.

Лучший способ избежать «синей болезни» — не нарушать первозданность кожного покрова и не делать свою первую татуировку.

Что нужно знать о татуировках

Следы замысловатых татуировок сохранились на коже «принцессы Укока» (пазырыкская культура, V в. до н. э.)

 

Поделиться: